Миссия 103, Мир Топи
Преображение отправило агентов раздобыть образцы тканей недавно обнаруженного НЕХа Кротуса для изучения. Требуется кусок как минимум одного щупальца, лучше - двух разных. Уничтожать НЕХа необязательно, главное как можно быстрее после отсечения доставить образцы в лабораторию.

Миссия 107, Доминикана
На побережье на довольно большом расстоянии друг от друга были найдены трупы двух Когтецов, когда нашли третьего - он еще вяло шевелился, но к прибытию агентов тоже умер. Местонахождение разрыва неизвестно, людей не эвакуировали, так как нападений НЕХов не было. Нужно убедиться, что живых НЕХов не осталось, найти и закрыть разрыв. Также стоит убедиться, что разрыв был только один и что поблизости нет НЕХов из того же или других миров - ведь нет гарантии, что Когтецы ранили друг друга сами.



Телеграм-канал Agency ELM

Наша тема Объявления от администрации!

[12.01.20] Появилась новая игра, визуальная новелла по миру Эльма! К вашему вниманию представляем ELM AGENCY: SHORT DATING SIMULATOR!

ELM AGENCY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив миссионных эпизодов » [10.09.2018] Крещение Огнем


[10.09.2018] Крещение Огнем

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

КРЕЩЕНИЕ ОГНЕМ

http://forumuploads.ru/uploads/0019/73/8e/377/t805718.gif

--


Поселение Хоси, основанное в 200 году, стало прибежищем для небольшой группы людей, чьи верования не совпадали с общепринятыми, и чьи взгляды на жизнь не совпадали и не одобрялись американскими правилами. Секта, построившая на незаселенной территорию общину, где отсутствовала экономика, как таковая, и каждому новоприбывшему полагалось свое дело. В прочем, это не значит, что верхушка не искала финансирования: каждый новобранец обязан был сделать взнос перед тем, как он попадет на территорию Хоси. Смешение радикального христианства, язычества и некоторых обрядов по Кроули породили место, больше напоминающее колонию времен заселения Америки.
Однажды на их территории открылся разрыв, и люди не нашли ничего лучше, чем приносить НЕХам ежемесячные жертвы. Сначала в ход шли новобранцы, но чуть позже главы поселения воспользовались обманным маневром.
Они предлагали экотуризм с палатками в лесу, окутанным легендами, за совсем незначительную плату. Поток туристов, в частности молодых людей, хлынул в область Хоси. А по Америке таинственным образом начали исчезать люди…
Однажды, на пороге Ельма возник человек, еле спавшийся от последствий экстремальной поездки, и дал наводки на возможный разрыв неподалеку от поселения. Группе агентов было поручено найти и закрыть его, однако миссия оказалась чуть более сложной, чем ожидалось. В окрестных лесах разрыва не было найдено, а поселенцы, которые сначала отнеслись к агентам нейтрально, с каждым днем наращивали свою враждебность.
Вскоре на прибывших начали смотреть с неодобрением. Простым обывателем было запрещено подходить и общаться с ними, в то время, как верхушки всеми доступными образами старались оставить их на подольше. Напряжение растет, а в воздухе витает угроза. Периодическое появление НЕХов в окрестностях поселения, жестокость жителей, информационная изоляция и приближающийся языческий праздник огня наводят на одну единственную мысль. Агенты – следующая жертва религиозной секты, принявшей НЕХов за кару божью.

Участники:Иво Вальд (К), Альтаир Кайс (К), Кеннет Бредфорд (Ш), Ленс Гроссман (Ш), Янмей Нуо Хань (М), Амелия Линдкист (М)

Локация: Америка. Поселение Хоси (вым.) Штат Аризона.

Участие ГМ: да

Порядок очереди отписи постов: Альтаир Кайс, Кеннет Бредфорд, Ленс Гроссман, Иво Вальд, Янмей Нуо Хань, Амелия Линдкист

Отредактировано Altair Kaise (26-04-2020 18:25:00)

+5

2

Это было одно из немногих заданий, которые Альтаир воспринял с нездоровым энтузиазмом. В прочем, он старательно прятал тот факт, что они направляются в, возможно, крайне странное и небезопасное место. Мистика всегда манила его: отшельничество, обряды, колдовство… Он не верил в магию, но много слышал и читал о том, на что люди способны в состоянии транса или обрядческого экстаза. Глушь, полная изоляция, первобытные мотивы его, как мотылька манит свет, и всю дорогу до Хоси юноша сидел, словно на иголках.
Завораживало и другое: разрыв так и не был никем замечен, а НЕХов в окрестных лесах по словам того несчастного попросту пруд пруди. И все, как один, из мира топи. Не удивительно: окраины Аризоны были славны своими болотистыми местностями и теплыми, влажными лесами. Не Луизиана, конечно, но вполне себе. Альтаир вырос с каменных джунглях – у него были странные отношения с природой, пускай он и прошел весь половой курс на отлично. Густые мрачные заросли манили, а испарения жирной земли словно тянули вернуться к первозданному, первородному.

Восторг юноши длился недолго. Когда а машина намертво встряла в какой-то клейкой мерзости, а затем потеряла колесо в канаве и заимела проблемы с мотором, пришлось взять все снаряжение на плечи и идти пешком. Об асфальте можно было не мечтать. Все, что из себя представляла дорога – укатанная полоса земли с редкими вкраплениями мелких корней. Не смотря на то, что был полдень, густые кроны изредка пропускали солнечный свет, и в низине леса царила дымчатая полумгла. Однако самым давящем фактором являлась далеко не необжитая область  штата, а давящая, совершенно несвойственная подобным местностям, тишина. Это Альтаир заметил очень быстро, когда поймал себя на единственной нормальной мысли: - Здесь даже птицы не поют. Слышите? – он на секунду остановился и оглядел пространство над собой. Молчание окружало со всех сторон. Даже чавканье ботинок отряда не могло разбавить его. А когда они остановились, стало совсем не по себе.
- Ладно. Судя по этим зарослям багульника, нам осталось час до поселения. Пошли, - ровным тоном скомандовал синеглазый, поправил объемный походный мешок и вылетел вперед всей колонны.

Альтаир ожидал увидеть деревню времен колониальной Америки, и поначалу ему показалось, что это на самом деле так. Но по мере приближения стало видно, что дома за высоким частоколом хоть и из дерева, но построены по современной технологии. Он бы назвал их даже уютными: красноватая древесина мягко выделялась на два-три этажа поверх серо-зеледного задника пейзажа. Кирпичные дома все до одного состояли из одного этажа и, кажется, были вытянутыми. Около главных ворот их встретили несколько мужчин – охранников, спросили, по какому поводу они пришли. Пришлось соврать, что весь отряд по приказу командира местной военной части оттачивает навыки выживания на открытой местности. Говорить, что они пришли сюда изгонять нечисть, не хотелось, да и не стоило – так подсказывала интуиция. А ей Альтаир привык верить даже больше, чем здравому смыслу.
- Мы можем на некоторое время у вас остановиться? Мы три дня ходим по лесу и очень устали, - страдальческим голосом затянул юноша. Один из здоровяков хмыкнул и жестом приказал идти за ним.
- А вы все оставайтесь тут, - рявкнул второй мужчина, ограждая Альтаира от команды. Юноша скинул на землю походный рюкзак и одним лишь жестом показал, чтобы, если он не вернется через десять минут, о нем начали беспокоиться. Эти люди вызывали в глубинах его души необъяснимый, совершенно первозданный, ужас.
В прочем, через пять минут он выбежал из центрального дома, широко размахивая руками. Пулей подлетев к отряду, тот влез в шлейки рюкзака и показал на один из домов около реки: - Они меня к местным старейшинам отвели. Сказали, что можно остаться ненадолго. Даже жилье выделили: дом пустует.

Правда, радость Кайса длилась недолго. Пока они тащились к намеченному крову, он буквально кожей чувствовал, как на них смотрят местные. Совершенно не похожие на них люди: в простых льняных платьях, штанах и рубашках. Девушки почти не носили украшений, а у мужчин изредка можно было встретить ножи или топоры, заткнутые за пояс. – У них тут связь с внешним миром только у глав, как я понял, - в полголоса протянул Альтаир, не желая, чтобы его услышали.
Условия внутри дома оказались спартанскими. Туалет находился на улице, кухни не было. Как оказалось позже, все едят вместе, строго по времени и в другом здании. Был подобие прихожей с камином для обогрева всего пространства, и три комнаты с минимальным набором вещей: две кровати, один шкаф, один стол и стул. Постель  оказалась жесткой, одеяла – из льна и шерсти, по несколько штук на одной кровати. От подушек несло характерным запахом гусиного и куриного пуха. Единственное подобие ванной по краям покрылось ржавчиной, как и умывальник: простая раковина с двумя кувшинами для воды и стойкой для полотенец.
- Поздравляю, господа, нас откинуло на двести лет назад, - язвительно заявил Альтаир, закладывая штурмовую винтовку в комод для одежды. Туда же легла лента с патронами: несколько гильз мужчина оставил себе, как и сыворотку. На всякий случай. Избавляться от костюма он не спешил, разве что от шлема, в котором постепенно становилось невыносимо дышать. – Не советую вам складывать ножи или пистолеты. Не нравится мне это место. Я, конечно, понимал, что мы едем на территорию секты, но совершенно не ожидал увидеть такое. Пока мы сюда шли, мне показалось, что они взглядами уже мысленно разделали меня на куски и съели во имя какого-нибудь их местного бога. Хотя остаться здесь всяко лучше, чем в лесу, полным НЕХов.



Дополнительная информация

Что касается расположения поселения, то оно растянулось по берегу реки около кромки леса. На другой стороне берега луг шириной в пол-километра. На нем можно заметить пасущихся лошадей, коз, овец и прочих одомашненных парнокопытных. Все жилые дома в поселении из дерева, не больше трех этажей в высоту. У каждого своя маленькая комната, молодожены и пары имеют в комнате по две кровати. Кухни нет, есть общая ванная. Туалет расположен за домом на улице.

Технологическое развитие никакое. Люди живут по принципу: что произвели, то и потребляем. Одежду шьют себе сами, обычно из грубых тканей. В более холодные времена носят изделия из кожи, меха, ватники. Вещи перемещаются при помощи повозок, запряженных лошадями. Раз в день все приходят на вечернюю службу в церковь: она расположена рядом с главным зданием, где обитают старейшины. Они – единственные люди, у которых есть связь с внешним миром и все удобства. В поселении крайне плохая сетевая связь. Чаще всего ее просто нет. Электричества нет. Отопления и канализации тоже: только в главном доме.

Если идти за поле, сразу натыкаешься на дремучий лес и болота. Дорога одна: укатанная земля. Она соединяет главную магистраль с поселением. Однако, до магистрали примерно день пешего хода.

Очередь представлена в описании квеста.

+5

3

***

   Сложно было представить задание, которое было бы не по душе Брэдфорду. Вот текущее было одним из таких. У него были очень дурные предчувствия на счет данной миссии, но оставить своего подопечного одного было еще хуже. Вот от задания словно веяло неприятностями и проблемами разного уровня. Эти мысли не покидали агента до самого прибытия в Аризону. Что может быть хуже безумного фанатика? Верно. Много таких же безумных фанатиков. Не то, чтобы Кеннету было не все равно в кого стрелять, но все-таки истреблять НЕХов было приятнее, чем своих же сородичей, любого уровня долбанутости. В таком месте в любой момент все могло пойти не так.
   И начались все невзгоды достаточно быстро, еще даже до прибытия в поселение. Проблема с транспортом уже начала раздражать Кеннета, ибо в каждом втором задании автомобили ломаются, и никто не может ничего с этим сделать. Видимо агентам Эльма дают самые херовые тачки. Вот она, мировая благодарность.
  - Какая неожиданности, мы встряли среди кучи дерьма – возмутился британец, спрыгивая из автомобиля со своим снаряжением прямиком в свежую грязь, в которой и повяз их транспорт. Обычно он более сдержан в эмоциях, но не сейчас, а всему виной один из участников операции. Амелия. Для нее и всего штаба Эльм в Лондоне Кеннет считался мертвым, а тут оказывается, что он жив здоров. Всю дорогу они не проронили ни слова друг другу, лишь кидая косые взгляды. Эта ситуация изрядно напрягала и требовала объяснений, но всему свое время. Кен решил дождаться удачного момента для разговора.
   В этом походе были и свои плюсы, ведь открывающиеся виды местной фауны были действительно завораживающими и заставляли вылавливать взглядом все новые пейзажи, незатронутые цивилизацией. Всю дорогу британец так и провел, молча следуя за группой, отдавая большую часть своего внимания разворачивающейся перед глазами картинки, оставляя все планирование на координаторов. Все-таки он был тут нужен в основном на случай, если ситуация выйдет из-под контроля и понадобится больше огневой поддержки. Грубая сила, так сказать, и его это устраивало.

   Когда группа достигла деревни, то все дурные предчувствия снова захлестнули Кеннета. Деревня выглядела весьма необычно и… негостеприимно. Местные лоботрясы выглядели сурово, явно намекая, что гостям тут не рады. Однако взятие инициативы в переговорах Альтаиром на себя, очень порадовали наставника. Парень подвал большие надежды и Кен крайне не хотел, чтобы тот погиб на операции, не раскрывши полностью свой потенциал. Поставив свой рюкзак со снаряжением у дерева, агент принялся ждать.
   Ожидание Альтаира изрядно раздражали Брэдфорда, ведь кто знает, что могло взбрести в голову этим сумасшедшим. Парень ходил из стороны в сторону, недобро поглядывая на охранников.
   - Мне кажется или нам тут совсем не рады? – уже обратился к группе штурмовик, едва заметно усмехнувшись. Но не успел он высказать всю свою мысль, как подопечный вернулся с огромной долей оптимизма. Придурки на входе явно нехотя пропустили группу внутрь. Закинув рюкзак обратно на плечо, Кен двинулся вглубь поселения за подопечным.

   Наконец-то оказавшись в предоставленной им халупе, Кеннет поспешил сбросить рюкзак в одной из комнат, снял с плеча дробовик и уложил его рядом. На эту миссию он решил взять свой излюбленный ремингтон, помимо пистолета и ножа. Оглядевшись по сторонам, изучая помещение, мысли парня сбились в кучу. Но эта пауза оказалась как раз кстати.
Пройдя по комнате Брэдфорд нашел в одной из них Линдквист и постучал о косяк двери костяшками пальцев в перчатке.
  - Аме… Амелия. На минутку – негромко он позвал девушку проследовать за собой, выводя на улицу. Британец облокотился спиной на обшарпанную стену дряхлого здания у двери и достал из штанов сигарету, быстро прикурив ее зажигалкой, посматривая на местных, которые таращились на новоприбывших как на диковинных зверушек. Дождавшись девушку, он взглянул на нее оценивая.
  - Слушай. Ты, наверное, немного удивлена тому, что я … жив. Скажем так – Кен сделал паузу, затягивая дым в легкие – Это все очень долгая и сложная ситуация, понимаешь? Важно, чтобы никто в Лондоне это не узнал, ведь ты можешь попасть под трибунал… - последнее слово он сказал нехотя, с долей сожаления, отводя взгляд в сторону, разглядывая проезжающую мимо них повозку.
  - Я думаю ты понимаешь меня. Ведь мы вместе работали над тем делом, помнишь? Так вот это все последствия – ровным тоном продолжал агент, стараясь не перейти на эмоции, которые он испытывал, ведь Амелия была человеком из прошлого, которого он уважал, а сейчас все выглядело будто он обманул и ее.
- Никто не должен ничего узнать, особенно Летти. Я могу снова тебе довериться? – британец перевел снова свой пристальный взгляд на девушку.

+5

4

- Главное, чтобы не на двести сантиментов вниз. Под землю, - произнёс Лэнс, скидывая с себя всё лишнее и прижимаясь к стенке около окна, ведущего к дороге, по которой они пришли. В данной ситуации совсем не будет лишним убедиться в том, что за ними никто не шёл или в их сторону не обращено любопытных взоров со стороны поселения. Лишние внимание им совсем не было нужно. Как и повышенное внимание к своим персонам, но скорее всего без этого не обойтись. И тут только оставалось лишь уповать на максимально мнимую возможность того, что всё пойдёт почти по плану и всё пойдёт хорошо. Вряд ли в подобное кто-то верил, но иногда надежда вселяет в сердца людей хоть какую-то веру. Скорее всего все здесь оказавшиеся гадали о глубине той задницы, в которой они оказались. Приходилось ли Лэнсу иметь дело с поехавшими, который решили поклоняться НЕХам? Да. Приходилось ли иметь дело с такими отмороженными? Нет. Первые просто были фанатиками рядом с которыми, о удача, находились армейские склады. Забей людям голову всякими бреднями, и ты получишь группу боевиков, которая будет мешать тебе делать твою работу путем свинцовых сообщений. Тут же образовалось какое-то твоё отрешенное общество, застрявшее в своём видении мира где-то между веками. Тут прям все пахло этой атмосферой американских ужастиков, мистики и где-то между деревьями пробежал Говард, наше всё, Лавкрафт. Было тут всё какое-то странное, неприветливое, недружелюбное и словно всеми силами намекающие тебе, что ты здесь чужой, тебя тут не ждали и вообще «вы кто такие, я вас не звал, идите нахуй». Союзниками местных жителей вряд ли можно было считать. Может даже совсем наоборот. Так что жрать тут лишний раз что-то не стоит, как бы они не предлагали и сетовали. Отсюда по-хорошему убраться как можно бы быстрей, но когда всё шло как задумано? Вот то-то же. Наверняка, с каждой секундой, минутой, часом у местных в голове проступает всё более отчётливое желание избавиться от гостей, которые решили тут всё разнюхать. Тут не пахло Америкой, то самый, прикосновение которой буквально ощущаешь, окажись ты в подобном месте, но за много-много километров отсюда. Хочется поправить ковбойскую шляпу, закурить Мальборо, уложить руки на массивную пряжку ремня и цокнуть сапогами. Тут же хотелось просто побыстрей отсюда убраться. Тут пахло болотом и сыростью. Тут пахло гнетущей атмосферой места, где тебе не рады.
Лэнсу вообще было не привыкать оказываться во всяких там задницах мира, где также не очень доброжелательные люди периодически могут в тебя стрелять. Нет, не потому, что они считают НЕХов каким-то посланцами божьими и потому, что они двинулись кукухой, а потому что ты априори враг, который залез на их территорию. А ещё с тебя можно снять много интересных приблуд. Точнее, с твоего трупа. Но знаете, чем подобные места отличаются от этого? Отсутствием налёта лицемерия. Когда тебе нужно закрыть разрыв где-то на границе Афганистана и Пакистана, то ты прекрасно знаешь, где ты находишься и что друзей вокруг у тебя нет. Ты прекрасно знаешь, что имеешь право стрелять первым без всех этих лишних разговоров и игр в детективов. Просто потому, что там такое место. Здесь же всё пока напоминало фильм ужасов среднего пошиба и по сценарию, они все сейчас должны начать делиться и глупо умирать по одному. Ну или кто-то должен пропасть, а его потом будут искать. Тут уж кому как больше нравится. То, что они, как бы сказал комиссар Жебер, в дерьме, вряд ли кто-то сомневался. Вопрос лишь в том, по щиколотку, по пояс или же по шею.
Отсутствие удобств и факт того, что это место где-то на много лет отстало в развитии, немца ничуть не пугало. Его немецкая задница побывала и в пустынях, и в джунглях, да он, мать вашу, даже в Антарктиду мотался, так что явно его не испугать грязью под сапогами. Вот только стрелять скорее всего придётся в этой раз совсем не в НЕХов, а в людей. А возможно и в тех, и в тех. Придётся в рапортах писать потом, что это они первый начали.  Если они вообще доживут до момента, когда им придётся писать рапорты. Тут ни дать, ни взять, числом их превосходили, да и места они знают. И лишним не будет банально под ноги смотреть, возможно, капканы в лесу будут расставлены совсем не на медведей.
- Кому-то придётся остаться здесь, - сухо произнёс немец, отходя от окна и внимательно осматривая пол. Немец приседает, засовывает пальцы в дырку, образовавшуюся между половицами и открывает кусок доски. Достаёт фонарь и на пару с ним засовывает в получившееся отверстье голову. Паранойя, она такая, но убедиться в том, что под полом никто не сидит лишним не будет. Места тут уж больно не спокойные.
- Вряд ли кто-то из вас хочет, чтобы эти местные мудаки тут шарились, когда дом будет пустовать, - немец поднимается, стряхивая с себя пыль, - Если уйдём все, то растыкаем тут растяжек. Я бы предложил их натыкать в любом случае. Никто же не хочет, чтобы нас спалили заживо? Главное самим не забыть, где они находятся, - Лэнс осматривает ещё раз выделенные им покои, вполне справедливо полагая, что поджечь это место при должном старании можно без проблем. Ну, либо он действительно очень не доверяет местным жителям. Ну а кто им из присутствующих доверяет?
Впрочем, если у кого-то есть ещё идеи – предлагайте.

+5

5

Аризонскую погоду вряд ли можно было назвать погодой мечты даже при наличии очень большого количества воображения. Аризонскую погоду в сочетании с походом на необжитую территорию, где на мили вокруг нет никого, кроме поселения сомнительных сектантов можно было отнести к мечте разве что завзятого мазохиста. И угораздило же вляпаться.
Человек, что вышел на Эльм со своими тревожными новостями, был напуган по-настоящему. Его вполне можно было считать живым примером того, что происходит с людьми после различных фильмов  ужасов. Все эти посттравматические расстройства, что в кино обычно остаются за кадром на волю и фантазию зрителей, для медиков и психологов Эльма становились настоящей проблемой. А еще они становились проблемой тогда, когда нужно было получить больше информации.
Иво психологом не был. И перед тем, как начать набор на миссию, настоял на использовании препарата Памяти в двойной дозировке. И Память бы даже помогла, если бы картинки не скакали от одной к другой, не оставляли только смутные образы, щедро приправленные животным ужасом. Но и это все же лучше, чем совсем ничего, чем действовать полностью вслепую, полагаясь только на описание миссии, да ту информацию, что можно разыскать в источниках Эльма.

А еще были вещи, о которых Иво предпочитал договариваться на берегу. Например, о том, что миссию ведет Альтаир, а сам Вальд остается на подстраховке. Воспитаннику все равно необходимо учиться, а два командующих на небольшой – шесть человек всего лишь – отряд будут явным перебором. Иво просто пообещал, что подстрахует и подскажет, но вмешиваться при необходимости не будет.
- Амелия, Янмей, - обращается он к собственной Воспитаннице и ко второму Медику в их группе, когда они находятся уже на пути к деревне: - Будьте тоже готовы в крайнем случае перехватить управление. Мало ли что случится, - атмосфера откровенно напрягает. Лес непривычно тихий, а тихий лес – это всегда к беде. Потому что это нормально, когда вокруг слышится пение птиц, шуршание мелкого зверья, какие-то шорохи и хрусты помимо собственных шагов. Ненормально, когда тишина наваливается посреди места, что должно кишеть различной живностью, которая просто не может быть бесшумной. А еще ненормально, когда кажется, будто куда-то в спину тебе смотрит дуло оружия: настолько сильно ощущение чужого присутствия здесь.

Атмосфера на территории деревни – не лучше. Иво понял бы, если бы на них, пришедших будто бы из другого мира, смотрели бы как на диковинных зверушек, но во взгляде местных читается почти откровенная враждебность. По крайней мере, это точно касается мужчин. А женщин с детьми на улице почти и не видно, исключая нескольких человек, но их лица легко можно рассмотреть в окнах интерес так просто за пояс не заткнешь.
Атмосфера даже хуже, пожалуй, чем в деревне староверов посреди тайги. Те тоже не пытались скрыть, что не рады гостям, но хотя бы не смотрели так, будто мысленно уже препарируют.
- Чувство такое, что стоило являться сюда не вшестером, а с отрядом морских котиков наперевес, чтобы они загнали всю эту братию по домам и дали нам спокойно сделать свою работу, - стоит двери домика закрыться, становится хоть и несильно, но все же легче. Как минимум, можно не встречаться каждый раз с недружелюбными взглядами.

- Растяжки не пойдут. Устав как бы намекает, что наши враги – НЕХи, так что придется вести себя тут максимально осторожно, не провоцировать обитателей на конфликт лишний раз. А войти в дом, который вообще-то принадлежит тебе и натолкнуться на неприятный сюрприз – это из рубрики провокаций, - подумав, Иво добавляет все же: - И не ходить поодиночке. Нас немного, но достаточно, чтобы всегда быть хотя бы в паре, - и все же вопрос о том, как обезопасить дом в их отсутствие все еще стоит открытым. Оставлять здесь каждый раз кого-то для охраны – это тоже совсем не вариант. Как говорится, надо подумать. но самый идеальный вариант - управиться максимально быстро, а отсыпаться уже по возвращению в штаб.
Настолько им повезет очень вряд ли.

Иво приоткрывает дверь, выглядывая на улицу, находя взглядом свою Воспитанницу вместе со Штурмовиком.
- Герр Брэдфорд, Амелия, вернитесь в дом, пожалуйста, - зовет он. По-хорошему, перед началом активных действий им всем не помешал бы хотя бы короткий отдых. Совсем по-хорошему, отдыхать в такой обстановке сможет разве что какая-нибудь безголовая компания из средненького фильма ужасов.
- Мне хотелось бы знать, что у кого на руках из NPFS-препаратов? И, самое главное, - тут обращаясь уже ко второму Координатору: - Есть ли у Вас план, Альтаир? Или мы разрабатываем его сейчас все вместе?

Отредактировано Ivo Wald (03-05-2020 00:26:47)

+5

6

Не всегда все бывает просто и легко. Теперь вся их жизнь, будь она короткой или длинной, полна нестандартных ситуации. Их всегда будут кидать в такую жопу мира, сталкивать с такой сранью, что к этому, рано или поздно, да начнешь привыкать. И это хорошо, когда новые задачи вызывают какие-никакие эмоции, будет что вспомнить на старость лет, если доживут, конечно. Привыкнув, уже ничему не будешь удивляться, а серость эмоций дадут волю холодному расчету. Так можно потерять человечность. Да и можно ли привыкнуть ко всему многообразию нестандартностей? Хороший вопрос.

То, куда их направили нельзя назвать райским местом. Как и в принципе назвать любое место, где есть разрыв, НЕХи, протестанты и тому подобные создания, которые создают лишь больше проблем. И если с последними суть как бы понятна: чуток психи,то вот с первыми двумя дела обстояли несколько иначе. За всю историю изучения разрывов были выявлены и миры, и создания, которые выползают оттуда к нам в гости. Правда ведут они себя совсем не как гости, а как зажравшиеся свиньи: сносят все на своем пути, беспощадно жрут тех, кто попадается на пути, но это не совсем важно. Важно то, что никогда не можешь быть уверен в том, что из разрыва не вылезет новая тварина, как и что мир будет изученным, знакомым. Того гляди Судьба подкинет новые плюшки для людей и будет с улыбкой наблюдать, как те прыгают выше собственной головы, а потом выше этой планки. Видимо ждет, когда высота позволит в космос улететь. И то гляди придумает новое. Однако....

Уже приехали.

"Какая досада" хотелось бы сказать на тот факт, что теперь им придется идти пешком до самого поселения с грузом наперевес. Негодование было высказано ранее напарником, а остальные воздержались от ответа. Янмей только мягко улыбнулась, вздыхая в стиле "боже боже". Она только похлопала Кеннета по плечу, как бы намекая "пошли пошли, сопли я тебе, может быть, позже вытру и то не факт". Не всем нравится эта идея, но деваться некуда. Единственное, что ее мало мальски волновало, так это Амелия. Не сказать, что она считала девочку слабой, но по сравнению с ними она была более миниатюрной. В любом случае опасения вряд ли были оправданы, так как отбор команды был пристальным. Да и здесь есть взрослые товарищи, наставники, которые подстрахуют. Учится им в любом случае надо. Что Альтаиру, что Амелии. Мамочкины чувства надо приберечь на потом. Сейчас нужно было сосредоточиться на продвижении к поселению. Уже в лесу стало ясно, что дело не чисто. Для человека с музыкальным острым слухом густая тишина сказывалась неблагоприятно. Янмей посмотрела в одну сторону леса, потом в другую, так, чисто для собственного успокоения. Здесь не только не было слышно ни шелеста мелких зверушек, ни пение птичек. Тут в принципе будто не было никакой жизни. Оставалось уповать на то, чтобы до конца их путешествия, а именно до поселения, на них не набросился какой-нибудь НЕХ. Знаете, были подозрения и на такое, учитывая час пути и некоторые факты из описания миссии. Казалось, что в густом мареве, через которое они проходили, таилась сама смерть. Настолько было тихо. И на фоне этого их шаги казались неестественно громкими, будто бы привлекающие ненужное внимание. Янмей слышала Иво, но не стала подавать никаких знаков. Это было лишним. Потому что перехватывать управления им не представится возможным.
Надеюсь.

Все остальное пало на плечи Альтаира - кто завел и кто ведет. Хорошо, что с ними в группе есть опытный координатор, который подстрахует. Янмей молча, пока велись переговоры, оглядывалась по сторонам и старалась в принципе не обращать на себя много внимания. Надеюсь здесь нет расистов. А то будет крайне "смешно" спровоцировать местный народ только из-за своей национальной принадлежности. Нуо от таких мыслей горько улыбнулась уголками губ и посмотрела к нему. Догадаться о том, что поселение жило в нескольких столетиях назад не составило труда: по домам, одежде, средству передвижения и глазам, которые, спасибо, только дыры не прожигали на каждом миллиметре их тел. Янмей, будучи девочкой не глупой, умело пряталась за главной скалой в их группе: Ленсом. Бывший наставник не подводил ни на одной операции. И здесь ему можно было довериться всецело. Фанатики. Промытые мозги. Информационная блокада. Да они тут света целого не видели. С солнышком встаем с солнышком ложимся, что называется. Из-за недостаточного развития  нехватки информации их привычки и повадки на низком уровне, даже сказать, на животном. Спасибо, что хоть какой-то труд им оставили, дабы держать массу не еще контролируемом уровне. Не удивительно, что их глазами буквально сжирали: они чужие, они новые, они неизведанные, они - угроза. Тем более, что они выделялись не только внешними данными, но и костюмами, снаряжением. Встречать их тут хлебом солью никто не будет. Да это ладно. Главное, чтобы не набросились. С таким количеством людей будет тяжело управиться. И речь идет не о том, чтобы убить, а чтобы защитить себя и сбежать. Янмей не приветствует гибель гражданских, даже таких фанатиков. Она в принципе никогда не поощряла гибель людей, когда ее можно избежать. От этих взглядов пробирало на дрожь. И если Хань всегда считала себя сильной духом, но эти взгляды будто пытались ее прогнуть. Мерзкое чувство, от которого девушка повела плечами, чтобы "стряхнуть" эту тяжесть. Как бы то ни было они тут не по их душу и слава богу. Их тут самих спасать надо, пускай они этого не осознают.

Оказавшись по ту сторону двери, девушка могла вздохнуть спокойно. Относительно. И не только она. Взглянув на свою группу, она не могла не отметить психофизическое напряжение, которое обуяло каждого. Да, это неприятно, да, это угнетает. И да, им с этим придется тут мириться. Маменькины чувства надо как-то обуять, чтобы не сильно выбивали из колеи. Крепитесь, дети мои, вы и не такое дерьмо видели. А стоит взглянуть на Альтаира и Амелию, так...добро пожаловать в ад? Комнаты раздельные - спасибо. Девочки с девочками, мальчики с мальчиками. Янмей занесла свои вещи в одну из еще свободных комнат. Там она оставила рюкзак, в котором собрала всевозможные необходимые медикаменты с учетом местности, куда их направляли, а так же пистолет-пулемет Uzi и патроны. А что? Она хоть и медик, но защищаться ее учили тоже. Не бегать же ей с криками "помогите", когда начнется заварушка. В конце концов ее бывший наставник штурмовик, который чему-то да научил. Янмей не из тех, кто будет ждать помощи и бездействовать. Она - поддержка команды. По крайней мере так считала. И это ее не подводило. При себе из оружия у нее остался нож Боуи. Примерно она понимала, в какую вакханалию они должны были придти. Поэтому подготовилась тщательно, насколько это, в принципе, возможно. За время, пока она шла из комнаты в общую гостиную, Янмей успела осмотреться. Да, местечко так себе, но уж лучше, чем ничего. Каждый, кто говорил о чем-то, не оставался без внимания взгляда медика. Девушка выслушала Альтаира, Ленса, Иво. Идея наставника правильная, но не идеальная. Оставаться сторожить вещи, пока остальные пытаются что-то найти: странная идея учитывая их "чудную" историю пребывания тут. С Альтаиром она была согласна, так как оставленные без присмотра вещи могут быть умело спиз...украдены. И эти две идеи между собой не вязались: либо оставаться, либо таскать с собой. Таскать с собой - провоцировать мало мальски, как минимум напрягать местный народ, который увидел невиданных новых зверушек, похожих на них. Только вооружены чем-то новым и опасным, неизведанным. А идея Иво ходить не поодиночке очень годна. Да и куда ей спорить с опытным координатором, еще одним координатором и опытным штурмовиком. Так, пока слушает, внемлет словам, анализирует. Только вот парочка из них решили выйти на свет божий и словить новую порцию "вы кто такие, мы вас не звали, идите на...". Янмей тихо вздохнула. Лучше не надо так. И это она боится что из-за своей физиономии внимание привлечет. Какая нелепая шутка! Но это так, отступление. Девушка облокотилась о косяк дверного проема гостиной. И первым про препараты решила отозваться она. -Сверхскорость и ареометизм,- препарат из группы омега был не использован ею с прошлой миссии, так как не представилось случая. А вот из сектора гаммы был обуздан и освоен девушкой в студенческие годы. И взяла она его в качестве подстраховки, надеясь, что применять не придется. И это максимальная экипировка, которую она могла только подобрать под себя. Где-то в душе Янмей чувствовала, что у них тут будут большие проблемы, приправленные адским огнем.

+5

7

Среди тесной компании семейства Линдквист, Амелия была единственной, кто хотела раньше всех начать прыгать выше своей головы. Боялась лишь, что станет подобием сантехника из старой восьмибитной приставки, не добиваясь высоты, но ломая себе черепную коробку о кирпич в процессе. Но уверенности ей не занимать, потому после очередного упертого, как баран, навязывания на шею Вальда, тот согласился. Иво был слишком добр по отношению к окружающим его людям, ученикам или начальству. Вежлив и спокоен. Это сыграло на руку. В позитивном ключе. Пользоваться людьми Амели не любила, была благодарна и готовилась отплатить своей несвойственной добротой при первом намеке на возможность. Такого рода мысли заполнили сознание Аме, пока она созерцала на безбожный вид за стеклом автомобиля. Сквозь которое сочился слепящий солнечный свет, распадающийся на призмы синего, красного и зеленых оттенков, стоило запрокинуть голову чуть выше. Грязь, растительность, джунгли, аборигены. Если ты хотел уйти в отшельничество, то стоило рассмотреть вариант прожить остаток своей скромной жизни здесь, в Хоси.
"Здорово местным питаться червями, кокосами, обмазываться смолой, изрыгать гортанные вопли..." - мышца на лице напряглась, искажая юное лицо в гримасе отвращения, которая исчезла также быстро, как и появилась, стоило тени одного из деревьев скрыть ее лицо от источника света.

Судьба к отряду была предрасположена крайне негативно, докинув сверху еще и поломку машины. Аме одна из последних вышла из машины, кинув взор своих голубых глаз сначала на Иво, потом на Кеннета, потом на Альтаира. Последний, к слову, быстро сориентировался и принял на себя роль путеводителя по этим потерянным землям. Достойно уважения. Путь свой девушка продолжила молча, буравя взором своим вязкую рыхлую почву, будто желая прожечь ее насквозь. Ладонями крепче сжимая лямки своего портфеля. Услышав голос Иво, Аме резко вздернула голову, направив свой взгляд в сторону источника звука, уст Иво. Согласно выдавила согласной интонацией мычание. Несмотря на обманчивый вид, в уже сформированной заранее группе Линдквистов, Ами служила тем звеном, которое может подстраховать и сориентировать в сложной ситуации. Хотя, примеров, достойных упоминания, не было вовсе. Это компенсировала подготовка и тренировка, возможно, слишком упорная для одного простого медика. Все из-за ее излишне рационального склада ума и воспитанной способности обуздать волнение и панику. Которая может часто и по любому экстренному поводу разразиться внутри, подобно вулкану. Путь был недолгий, по итогу весь отряд остановился напротив главных ворот местного поселения. Альтаир вновь рванул вперед, видимо, пытаясь объяснить ситуацию.
"Отряд оттачивает навыки выживания, понимаю..." - при этом всем, Амели можно было принять за полтора метра браконьера, а не за добродушного скитальца - любительницу живой природы. Незаинтересованный, даже пренебрежительный взгляд в сторону конвоя охраны, постоянно вздернутый вверх подбородок, нервно сжимающиеся ладони. Чтобы не выделяться из толпы и не приковывать внимания, девушка решила скрыться за множеством плеч напротив себя. Это сработало, но лишь на время. Ведь когда вся компания двинулась вперед, множество глаз тут же впились с разных сторон. С разным желанием. Казалось, кто-то не понимал, кто-то хотел кинуть камень и выгнать за нелепо выстроенный барьер из кольев. Кеннет также подметил подобный фактор, что вызвало в душе облегчение. Значит, это не ее параноидальная мания излишнего внимания брала верх. Но все равно напрягало. Однако, если бы Аме не умела контролировать свой эмоциональный фон, то не добилась бы хорошего расположения вокруг себя. Стоило просто стиснуть зубы и сосредоточиться на поставленной задаче. К тому же уверенность и спокойствие соратников придавали уверенности. Будто паразит в плане эмпатии, Ами смотрела на окружающих ее Иво, Янмей, Альтаира, Лэнса, и тут же успокаивалась, зная, что все будет в порядке. В пределах разумного и возможного. Но все равно предпочитала оставаться в тени и не издавать лишних звуков, слов.

Оказавшись в выделенном отряду помещении, Аме сразу же заприметила для себя угол и скинула с плеч портфель, подхватывая его на лету свободной ладонью. Малый рост и бросающаяся в глаза обманчивая хрупкость компенсировались длительными тренировками в спортзале. Портфель легко подвис на руке и проскользил по деревянному полу в сторону одной из кроватей, занимая свое почетное место в углу. Брюнетка присела на колено, доставая из сумки все необходимое. Штык нож, скрытый за высокими сапогами из многослойной прочной кожаной ткани и шнуровкой во всю длину. Беретта легко выскочила из заднего кармана и нашла свое прибежище в кобуре, под черной курткой. Костюм для заданий Амели оставила в рюкзаке, до тех пор, пока они не выдвинутся на само задание. Закончила она краткие сборы готовности тем, что закинула легким движением пару белых банок со слегка потертыми этикетками поверх, во внутренний карман. Стоило ей подняться на ноги и собраться ринуться к общей толпе, как ее отвлек резкий стук. Амелия мигом обернулась, чуть разводя руки в стороны.

- Кеннет... - да... Между ними было много недосказанности. Которую, кстати, мужчина, не был обязан рассказывать. Их связывало одно лишь событие давно минувших лет. И одна персона, до боли знакомая им обоим. Но парень решил сгладить недомолвки и напряжение в воздухе. Детали, которые скрывались на дне, легко можно было опустить, забыть, забить. Не ее собачье дело, как говорится. Все-же, стоило признаться самой себе, что Амелия уважала такой его порыв, успокоила ошарашенность и проследовала за Брэдфордом. Встала напротив, находя опору своим лопаткам в ближайшей стене. Достала свои сигареты и зажигалку. Пока есть момент и возможность потравить себя и сократить выделенный срок годности. Грех не воспользоваться. Кеннет был одним из немногих, кто знал о редкой но вредной привычке Аме. А когда-то казалось, что на одного такого человека стало меньше. Грустная ухмылка. Звук клика на рычаг, треск бумаги и табака, легкие жадно глотнули дыма, губы раскрылись, позволяя носу забирать обратно только что выходящий дым. Создавая таким образом циркуляцию тумана по переносице. Девушка вновь таранила взглядом вязкую почву под своими ногами, вытаптывая носом сапога углубление. Но внимательно слушала парня, понимая, что ему нелегко это говорить, он не хотел бы об этом говорить. Потому лишь выжидающе впитывала каждое слово. Еле заметно кивая.
- Я... Я понимаю. Я рада, что это все было обманом. Хотя обманутой быть не люблю. - тихо проговорила девушка, выпуская изо рта никотин. Вновь слегка путаясь в словах, которые описывали ее ощущение, ее эмоции.
- Послушай, то, что ты мне это объясняешь, уже достойно уважения, ведь ты мог просто положить на это все детородный орган... - напряженные фаланги пальцев проскользили по коже щек, лба, будто скидывая с лица невидимую сеть паутины.
- Я скажу тебе так. Я поддержу тебя и помогу, вновь, чем смогу. Но ключевое слово здесь - Летиция. Если по итогу она окажется той, ко пострадает, то оглядываться тебе придется чаще. Надеюсь, до этого не дойдет, правда? - легкий оскал, который пытался разрядить обстановку, задумка хорошая, но вот реализация... Потому был добавлен легкий стук костяшек кулака в плечо, на одобрительный манер.
- Но зная тебя, ты все делаешь по совести и уму. Я удивлена, сказать мягко говоря. Но сейчас не время для моих охов и ахов. И да, в честь нового дня рождения, проставляешься, и тогда ты расскажешь, что с тобой произошло, договорились? - голова кивнула в сторону дома, где все обустраивались и пытались нащупать отправную точку для действий. Большой палец и средний зажали окурок. Щелчок - еще испускающий дым фильтр унесся куда-то вдаль, слишком стремительно, чтобы отследить. Вновь раздался голос Иво.
- Да, господин Вальд, извините, мы идем. - Аме взяла смелость ответить за двоих, глянула сначала на Кеннета, потом на входную дверь и пошла вперед, намекая, что лучше проследовать за ней, а не задерживаться здесь. На виду всех этих грязных диких глаз.

Аме подоспела как раз на разгар всего разговора. Разминая плечо после длительного давления лямок. Наложив одну ладонь поверх плеча, и слегка покручивая вторую руку по часовой стрелке. Она встала поближе ко всем, при этом все еще держа самую наибольшую дистанцию.
- Растяжки - не вариант. Если наша задача - навлечь на себя стадо разъяренных австралопитеков с вилами и дубинами, да, это выход, а так, я согласна с моим наставником. Это будет расценено как акт предательства доверия. - не скрывая презрения от этого места и поселенцев, Аме исказила свое безразличное лицо негативными эмоциями, на краткий миг, после - быстро возвращая себе хладнокровие.
- Можно вырыть землянку, и там, под досками и грязью, закопать самое необходимое. В таком случае, никому не придется охранять самые важные вещи. А то, что сюда зайдет какой-то посыльный, этого стоит ожидать. Мы здесь - гости. Нежелательные гости, это стоит помнить. - сказала это девушка тихо и монотонно, будто думая, что слова ее растворятся в пустоте и никем не будут услышаны.
Вот речь зашла и о препаратах, которые Амели уже пригрела у своей груди, в прямом смысле этого слова. Хотела бы Аме не вкусить не единой таблетки на любом своем задании.
"Жанр - фантастика, утопия..."
- Ра восемь-двенадцать, апитеризм. Эс-це три-два. Ареометизм. - набор, который вызывал наибольшее доверие. Им она и планировала пользоваться. когда станет полноценным агентом. До тех пор, она ими просто практиковалась в лабораторных и тестовых условиях. Амели также глянула бегло на Янмей, в уме прикидывая, какие у них возможности, как подушки безопасности. После чего приковала свое внимание к остальным.

Отредактировано Amelia Lindqvist (06-05-2020 15:48:57)

+5

8

Атмосфера в доме была еще более давящей, чем снаружи. Сгущались по углам тени, и каждая половица поскрипытваала с тихим шепотом «беги…беги…» В прочем, Альтаиру на повисшее эмоциональное морево было плевать. Он был юн, полон сил и совершенно лишен всяких страхов. В частности, перед неизведанным. Среди общего люда он на ряду с немцем разбавляли уже телом начавшее ощущаться недовольство и дискомфорт.
Выслушав всех по порядку и дождавшись возвращения «парочки голубков» - как юноша уже успел окрестить Кеннета и Амелию – он вскочил с пола и вышел на середину комнаты, плюхнул зад на низкий стол и широко расставил ноги. Да, этот юнец невербально демонстрировал превосходство над селянами, культом и ситуацией в общем. Может быть, из-за бешеного характера, может быть, из-за недостаточного количества набитых за жизнь шишек.

Синеглазый обвел всех хищным голодным взглядом, резанул улыбкой, и тени вокруг век залегли еще больше, делая его вид зловещим, почти инфернальным. Словно он пришел из той самой деревни, а не вместе с агентами Эльма на сверхсложное задание.
- У эм шесть дробь пять, Умбракинез. И Эф оу два дробь ноль пять, - удача нам явно понадобится, Иво, - обратился он лично к старшему координатору. – Все остальное несложно мозгами додумать, если они имеются. В крайнем случае – почувствовать задницей, - ухмылка стала еще шире, губы обнажили природную мутацию в виде удлиненных верхних и нижних клыков. Альтаир как-то странно перебрал серьги у себя за ухом и начал спокойным тоном, местами акцентируя внимания и пользуясь для этого классическим набором римских ораторов: поджатые к большому средний и безымянный палец, когда нужно было обратить внимание от паузы до паузы. И классическую «козу», чтобы не только голосом, но и веем телом вычленить из общего текста критический в повествовании момент.

- Нас милосердно пригласили питаться вместе с остальными. Распорядок такой: завтрак в семь утра, обед в два по звону колокола, перекус разносят около пяти, в семь – ужин. После девяти для всех запрещено выходить из домов. В это время и до трех ночи выставляется стража. Такая, какая у ворот. Мужики крепкие, у каждого стеганый ватник, видать, чтобы уберечь от атак. Вооружены самодельными ножами размером от пальцев до сгиба локтя. Опасные соперники. Старейшины предупредили меня, что спрашивать долго не будут: если по воле обратно не пойдешь, они тебя под белы ручки и в церковь до рассвета на замок. В сырую темную церковь. Дело мы имеем с безумцами, - Альтаир придержал при себе рассказ, как его уговаривали почитать пару текстов их религии и посетить пару служений, ибо то была столь несусветная ересь, что в голове до сих пор болезненно пухло от воспоминаний.

Животные, притворяющиеся благочестивыми христианами.

- Так как нас не ждали, мы либо выплачиваем им завтра взносы по 250 долларов с человека, либо каждый день после завтрака и до обеда помогаем местным по делам. Распределят, сказали, прямо на завтраке. К слову, еду жрать с осторожностью, есть у меня ощущение, что что-то в ней, да может оказаться. Если у кого-то хоть малейшее недомогание – сразу к медикам. Не хватало, чтобы кто-то из наших носился по лагерю в трипе. Убьют. Или сам убьется, если в лесу заблудится.
На той стороне реки – пастбища. Туда ходить можно, но только до кромки леса. Ее всегда прочесывает местная «стража», как и окрестности в целом. Нарываться не советую. Но уж больно интересно, что они такое скрывают. В амбар нельзя. Нам полагаются только дом, столовая, церковь по запросу от старейшин. Во все остальное мне намекнули не лезть. И вот еще,
- в этот момент Альтаир раскрыл ладонь и высоко поднял ее вверх. – Всем понятно, что НЕХи и культисты как то связаны? Да, всем ясно, - он снова оперся на свои колени и вытянулся, склоняя голову набок.

- План такой. Денег у нас нет. Помогать будем, и вот почему. Нужно у местных максимально выяснить про то, когда НЕХи появились, что они из себя представляют и как они с ними справляются. Только делайте это осторожно: не напрямую. Расположите их к себе и не лезьте в душу. Если заметите какие-то подозрительные тропинки или лазы – одним не лезть. Вечером будем собираться тут и рассказывать, что произошло за день. Здесь все враждебно к вам. Давайте же притворимся добрыми соседями. Поэтому, как говорила Амелия, сегодня мужчины тайно роют под половицами склад, - Альтаир кинул взгляд на то место, которое недавно оторвал Ленц. Оно подходило идеально. – Сверху диваном задвинем. К рассвету, пока стража спит, землю откидаем в сортир, заодно вонь поуменьшим. В тайник кладем все огнестрельное оружие, при себе оставляем и прячем ножи. Это приказ. Если на кого-то нападут: не пытаемся сопротивляться. Тактика: удар – убежал, созывая нас. Бежим к дому, достаем огнестрел и уже диктуем свои правила. Всем все понятно?

Альтаир еще раз обвел окружение посуровевшим взглядом. – И вот еще что. Спать будем по очереди, чтобы постоянно был караул. И так, пока к нам отношение теплее не станет. Девочки сегодня отдыхают, мужчины – лопаты около сортира. Ужинаем и начинаем копать. Есть какие-то возражения, дополнение или что-то еще?


ПРОСЬБА: всем участникам скинуть, как их найти в телеге и в дискорде, если есть. Организуем общую тему.

Отредактировано Altair Kaise (12-05-2020 19:35:23)

+4

9

***

   Откровенно говоря, Кеннет и надеяться не мог на такую реакцию от Амелии. Да, они не были достаточно близки, чтобы вешаться друг на друга от внезапной встречи, но и не были совсем чужими. Такое спокойствие девушки внушало оптимизм британцу и его сомнения в душе утихали с каждым новым словом Линдквист. Показалось, что проблем и недопонимания практически нет. Лучший исход, на который Брэдфорд даже не ставил в этой игре.
- Я не такой человек, который способен легко отринуть старые связи – выдохнул новую порцию никотина штурмовик, глядя куда-то вдаль, перебирая пальцами тлеющую сигарету.
  - Амелия… - такие слова поддержки искренне удивили Кеннета, и он не смог скрыть этого на лице, после чего тепло улыбнулся, впервые за долгое время и отвел взгляд в сторону – безопасность вашей семьи всегда была для меня на первом месте. Именно поэтому я старался максимально вас оградить от всего дерьма, которое свалилось на меня в Лондоне –
  Впервые за долгое время Брэдфорд смог хоть немного эмоционально разгрузиться. Его уже даже не особо волновало, что они всё-таки находятся в деревне полоумных сектантов. Стоило ли говорить, что этих двоих такой риск ничуть не пугает.
- При первой же возможности, приглашу тебя в какой-нибудь бар… - он выдержал короткую паузу и добавил с усмешкой – но только не в местный, если он тут вообще есть – теперь он уже смотрел в голубые глаза девушки, будто хотел разглядеть в них очертания ее души. Они с Летт были так похожи и одновременно были такими разными, можно было диву даваться каждый раз. Такие приятные мгновения, для Кена, казались ценным бриллиантом в куче битого стекла.
   Однако такое воссоединение прервал командующий Вальд. Кеннет был разочарован, но ни капли не зол. Ему не стоило уводить Аме из дома так сразу, однако по-другому Кен поступить не мог, ему нужно было сбросить этот груз и разобраться в ситуации с девушкой. Благо они это вроде бы сделали.
   Молча кивнув Иво и Амелии, Кеннет затушил недокуренную сигарету об обшарпанную стену и бросил окурок на грязную землю под ногами. Это место и так выглядело как одна сплошная помойка, щепотка дорогих сигарет из первосортного табака будут только украшением. Нехотя, но британец двинулся за Амелией обратно в дом.

   Зайдя в дом и присоединившись к собранию, Кеннет понял, что успел что-то пропустить. Немудрено, что их так быстро выдернули. Штурмовик рассчитывал, что группа еще минимум полчаса будет обустраиваться, а они сразу кинулись план разрабатывать. Это было похвально, отметил для себя Кеннет.
   Брэдфорд облокотился о косяк двери, ровно напротив Янмей. Он кратко улыбнулся девушке и устремил взгляд на собравшихся. Кеннету было все равно, что решат остальные, он бы с радостью сжег дотла это место, если можно было бы. Однако на предложение Лэнса он все же кратко кивнул штурмовику и вставил свои пять копеек.
  - Я согласен с Гроссманом. Лишняя безопасность не повредит. С чего бы добрым жителям влезать в закрытый дом без надобности? Как минимум нужно иметь возможность подорвать наш тайник с оружием, если мы сами не сможем до него добраться в случае непредвиденных обстоятельств – звучало не очень гуманно, но Кеннету очень не хотелось бы, чтобы местные пришибли агентов их же оружием. Препараты препаратами, а пуля в лоб не менее опасна, а от этих сектантов можно ожидать чего угодно. На этом Кеннет предпочел ограничиться с планами, оставив все на координаторов снова. Если за Альтаиром он все еще наблюдал, оценивая, то в Иво был уверен полностью и причин для беспокойства не было.
  - Телепортация и каменная кожа – ответил Кеннет, перебирая между пальцев винтовочный патрон вверх-вниз и обратно. Штурмовик часто брал именно эти препараты на миссии. Маневренность и выживаемость были главным аргументом в его деле. Телепорт вообще был излюбленным препаратом Брэдфорда, пользоваться которым он уже наловчился мастерски.

   Внимательно выслушав план действий от Альтаира, Кеннет нахмурился и задумчиво уставился в пол. Миссия с каждой минуты нагоняла интриг и опасностей, это чувство заставляло сердце штурмовика биться сильнее в предвкушении процесса. Риск – это прекрасно. Неизвестно, что ждало отряд дальше, но это точно было волнительно и британцу не терпелось начать новый день.
  - Я согласен с планом. Готов вызваться на ночное дежурство сегодня. Я все равно не смогу уснуть, когда рядом эти ненормальные бродят – Кеннет кивнул, подтверждая свои же слова окинул взглядом всех участников. План казался вполне разумным

+4

10

- Сверхсила и невидимость, - констатирует Лэнс, когда дело заходит о препаратах. Первым штурмовик пользовался весь частенько. Против лома нет приёма. Тактические изъёбства это конечно хорошо, но иногда тупая грубая сила действует не менее хорошо. Особенно, когда применяешь её против такой же грубой и тупой силы. Когда ученные умы, восседающие в лабораториях, уведомят о том, что НЕХи в своём развитии далеко убежали от животных и отправились строить какой-нибудь неведомый коммунизм, вот тогда и поговорим о этой вашей тактике. Второй препарат был выбран при помощи детской считалочки, кхм, пардон, в связи с характером миссии. Раз уж им приходится работать рядом с розовыми долговязыми свинками, именуемыми людьми, то подобный вариант может сыграть свою решающую роль. Работает эта невидимость конечно так себе, но для той же ночи сойдёт. Главное, чтобы местные действительно не заметили, а то либо закричат, либо обосрутся, либо то и другое. Демоном нарекут и на костре сжечь попытаются. Немец бы взял с собой в этот раз свой любимый пирокинез. Но тут лес рядом и всё такое. Вот он переусердствует, а какой-нибудь губернатор штата будет вопить потом в новостях «а кого хрена там происходит?», когда там будут бушевать лесные пожары. Лучше бы он волновался о том, что тут бушуют какие-то поехавшие сектанты. Наверняка, старина Мэнсон сейчас крутанулся разок в гробу.
Итак, благородные и вполне прагматичные методы немца не нашли особого отклика у общественности. Да, возможно, они не очень гуманные, но они действенные. Подумаешь, пару сектантов по округе раскидает. Тут медведи, наверное, в год больше задирают. И вообще всё это вот «не лезь на мою территорию». Лэнс, что вполне логично и известно всем, был немцем, кровь текла в нём немецкая и нет, Польшу он захватить не хотел, но вся эта американская свобода, доступность оружия и прочее вполне грели его душу. Ну-ка съебись с моего порога хиллбилли, жертва инцеста, пока я не нашпиговал твою тушу свинцом. С волками жить, по волчьи выть. Впрочем, даже если откинуть всё эту паранойю и представить, что вся эта свора поехавших снаружи действительно мирные и дружелюбные люди, которые огородились тут от гнета капиталистического мира, захлебывающегося в собственных нечистотах, то почему-то не хотелось верить в благоприятное решение сложившейся ситуации. Будь они обычными туристами, возможно, они бы и унесли отсюда свои белоснежные задницы, но им тут нужно всё разнюхать, узнать, понять какого же хрена тут происходит. Вряд ли эти очень добрые люди будут этому рады. Да и черт знает, что у них в голове. Когда очередные сектанты спрашивают вас «верите ли вы в Бога?», то вы избавляетесь от них просто хлопнув дверью, а тут на вас наставят вилы и будут очень сильно ждать вашего положительного ответа или вы рискуете повторить подвиг одного ведьмака из одной известной книжки. Ой, Лэнс опять засомневался в этих добрых и приветливых людях, которые предоставили путницам крышу над головой. Хотя ему очень было интересно, хоть один из присутствующих руку поднимет, если спросить, кто верит в порядочность этих людей? Может быть, если они выживут, то немец будет причитать на обратном пути «надо было растяжки ставить, я же говорил».
- Портрет Чарльза Мэнсона целовать не надо? Ну и то ладно, - отреагировал немец на экскурс касательно происходящего. В подобном месте он вряд ли бы чему-нибудь удивился, да и кто знает, на что тут агенты успеют насмотреться. Итак, играем в стелс-пехоту, пытаемся узнать какого хрена тут происходит. План ясен, план понятен. Но подобные дикие захолустья явно не Монте-Карло, а собравшиеся здесь явно не имеют какого-либо отношения к Джеймсу Бонду, но что уж тут поделать. На самом деле, смотреть по сторонам, не зевать, ну и конечно же быть осторожней. Не курорт тут, совсем не курорт. А уж если кого-то схватят с «поличным», то всё примерно пойдёт по самому ожидаемому сценарию – толпа поехавших сектантов захочет убить агентов. Алло, штаб? Проценты по контракту за сектантов будут? Ладно-ладно, на самом деле Лэнс не такой уж и злой. А может и злой. Но те, что снаружи, всё равно хуже.
- Я бы на твоём месте волновался не на тему того, что кто-то тут будет ночью шарахаться, а чтобы завтра с утра не пришлось жрать тех, кто до нас в этом доме жил, - с улыбкой на лице Лэнс слегка толкнул локтем Брэдфорда. Да, это была шутка, да, не очень гуманная и вдохновляющая, но и немец особо не был сторонником командных взаимодействий в духе «встанем в круг и обнимемся». Сейчас же Гроссман толкнув дверь, вышел наружу. Вдохнул полной грудью местный воздух, который напоминал старую половую тряпку и двинулся за лопатами. Подготовка – это хорошо, подготовка – это надежно.

+4

11

Вот все и в сборе, спокойствии, относительной тишине. Без лишних взглядов чужих глаз со стороны, что были переполнены желанием оставить в незнакомцах пару сквозных дырок, будто ожидая лучей энергии из глаз. На душе машинально стало спокойнее. Девушка позволила себе облегченный выдох, приковывая на мгновение свое внимание к обсуждению. Лишь на краткое мгновение, однако быстро потеряла интерес, как только Аме услышала дальнейшие планы на эту недружелюблную ночь.

Амелия позволила себе первой покинуть круг обсуждения, понимая, что самые основные моменты давно уже подчеркнуты. Краем уха она еще цеплялась за слова, что проносились меж уст товарище, мыслями она уже была где-то совсем далеко. Пальцы быстро перебирали ворох одежды, вытягивая то, что могло пригодиться. Также на полу остались пара бутылок питьевой воды и пачка чипсов. Остальное можно смело было кидать в позже выкопанную яму. Единственное, за что девушка действительно переживала, это остаться без оружия. В любом случае, с ножом она не расстанется. Будто в подтверждение своим словам, ее ладонь похлопала по сапогу, нащупывая рукоятку. Слабая дрожь уголков губ в подобии улыбки. Подготовка к отдыху была закончена, Линдквист плюхнулась на кровать, стоящую вплотную к одной из стен. Пяткой сапога запинывая проминающийся от удара портфель под кровать. Ладонь ее прошлась по лбу, зачесывая вечно спадающие на лицо локоны назад. До поры до времени Аме наблюдала со стороны за всеми разговаривающими. За тем, как все разбегаются по своим делам.

Сложно было на задаём отвлечься. Перестать считать секунды, минуты, часы. Выходом был mp-3 плеер. Стоило только надеть пару наушников и врубить на фоне какой-нибудь лофи скайфай, или классику рока. Но, с другой стороны, вдруг что произойдёт, Амелия этого не услышит, и все, одна ошибка и ты ошибся. Такого допускать было нельзя. Из-за чего медленно текущее время придётся пережидать сквозь силу и скрипящие зубы. Хотелось бы прогуляться, если бы не эта обстановка за окном.

Амели слегка поднялась с кровати, ладонями проминая скрипучий матрас под собою. От звука перетирающихся пружин прямо появилось желание прямо сейчас попрыгать на этой самой кровати, ладони вытягивая до потолка.
"Быть может, в другой раз, старина." - пятерня слегка похлопала по подушке, поднимая еле заметное но облако пыли. Встряхнуть постельное - галочка. Несколько шагов до ближайшей оконной рамы. Пальцы достали из кармана плеер. Кнопки защелкали под подушечками пальцев, служа неким подобием антистресса. Порою Амелия так увлекалась, что пропускала песни одну за одной, лишь бы залипнуть на этот бессмысленный процесс. Помогало сычеванию. Жадный глоток кислорода за окном. Время от времени медик оглядывалась через свое плечо, наблюдая, как один за одним, ее сослуживцы медленно расходились по комнате, или же шли на улицу. Короткие стриженные ногти начали выстукивать какой-то хаотичный такт, не совпадающий с песней. Не нравилось ей это место. От слова "совсем". Какая-то дыра на отшибе мира. Наполненное аборигенами, от которых непонятно что можно ожидать. Конечно, если понадобится, девушка может отправиться хоть в пекло ада, будь на то причины. Но от того, что она умерла себя заставлять, в грудной клетке легче не становилось. А сдерживаться от желания перекурить, когда руки ничем не заняты, и не на что отвлечься, было морально больно.
"Просто следовало взять пачку комиксов, и, как важные государственные документы, по прочтению сжечь."
Благо, природная прохлада и, на самом деле, достаточно сносные виды у горизонта, мало-мальски но позволяли не поддаться деструктивному самобичеванию.
- Просто надо привыкнуть. - пробубнила Амели себе под нос, меж пальцев покручивая пластиковую коробочку плеера. Все, что сказал Альтаир, если не заставляло паниковать, то напрячься - точно. Первый завтрак она точно есть не будет. Церковь, а по промокоду - безумные фанатики и дикая местность. Раздались легкие, будто щелчки. Линдквист похлопала по своим плечам, будто сама себе придавая заряда уверенности, чувства спокойствия.

0

12

Окраина Аризоны. Сентябрь месяц. На улице ужасное пекло и духота, а причиной повышенной влажности были типичные для данной территории болота и леса. Их машина увязла в мокрой земле, отчего пришлось водрузить на спины сумки и пойти на встречу «к счастью». Их путь пролегал через мертвую тишину тропического леса, в котором, как правило, существует мало-мальски какая-то живность. Им было дано задание найти и зашить портал по наводке бедного, чудом спавшегося, человека. Казалось бы, пойди, отыщи и поставь прибор. Казалось, проще некуда. Если бы не отсутствие спутниковой связи, которая так необходима для работы приложений «зашей» и «истреби». Чем дальше в лес, тем больше по дрова. Еще и эта тишина в кипящем жизнью лесу. Или…?
Компанию из шести человек ждал поистине восхитительный сюрприз: поселение из людей, чье развитие сделало откат на несколько веков назад. Бешенные, полные недоверия и презрения, взгляды, не иначе как, аборигенов, одетые в простые хлопковые одежды, неопрятные, некоторые даже были жутко грязными, видимо, из-за работы руками на поле или после ухаживания за скотом. Отсутствие техники, связи, машин и любых приспособлений для облегчения жизни кричало о том, насколько здесь бедно, плохо и просто адски некомфортно. Конечно, они сюда не отдыхать приехали в отель, а работать, однако местное население своим, местами, диким взглядом, разрушал всю концентрацию на общем деле. От них нельзя было ждать помощи, как и выудить информацию сходу. Создавалось впечатление, что подойди ты к одному из аборигенов, и он набросится на тебя с диким воплем. И никто не пойдет тебя спасать. Люди здесь дикие, и незваных гостей они не очень-то любят. По крайней мере диковинка в виде группы со средним количеством людей не вызывало ни восторга, ни пылкого положительного интереса. Взглядом ощущалось, как их команду уже приготовили на костре, и лакомятся вкусным мясом. Странно, что в век высоких технологии существуют еще такие поселения. И это вам не простые африканские аборигены, которые отдалены настолько глубоко в континент, настолько они «спрятались» от человечества, что смогли сохранить свои устои. Здесь был кое-какой быт, а люди не выглядели так, словно поколениями тусовались в этой деревне. Все это смахивало на секту, в которой собрали нужный контингент для функционирования верования; которая уехала глубоко в леса Аризоны, построила общину вдоль реки и даже создала здесь жизнь. Однако…зачем? Чему следуют эти фанатики? Какими идеями их кормят каждый день, поддерживая сектантский дух? Каким порошком верований и мыслей промывают мозги, чтобы они оставались по сей день кристально чистыми, служащими верой и правдой на общее дело?
Почему в Ваших лесах так тихо? Что держит Вас тут? И почему поселение растет не только естественным путем, но и искусственной миграцией? Тот человек, который добрался до Эльма, был жутко напуган и взволнован.
Где же ты, разрыв?
На их счету была сверхсила и невидимость Лэнса Гроссмана, телепортация и каменная кожа Кеннета Бредфорда, апитеризм и ареометизм Амелии Линдкист, успокоитель и фортуна Иво Вальда, умбракинез и удача Альтаира Кайса, сверхскорость и ареометизм Янмей Нуо Хань. Два штурмовика, два координатора и два медика – состав их команды был внушительным и крепким. И их группа попала в самую задницу. Пока Альтаир рассказывал про план действий, в котором было предложено мужской половине заняться раскопками половиц для создания временного хранилища ценного оружия, женской же части посоветовали отдохнуть. Первой из круга «посвящения в бойскауты» ушла Амелия, которая направилась в комнату для выполнения столь важного поручения. Следуя примеру юного медика, Лэнс так же решил «освежиться» по ту сторону входной двери. Дело как раз близилось к вечеру, когда местное население должно было укладываться в свои кроватки. Может так с воздуха спадет былое напряжение. Кеннет был готов к труду и обороне, заявив, что вряд ли с такими соседями в принципе уснет. Что же, его можно понять. Сомнительное занятие прикладывать голову к подушке в помещении, которое на ладан дышит. И кто знает, сколько умерло на этой постели. По сантиметровому слою пыли было понятно, что помещение пустовало достаточно долгое время, чтобы вся грязь успела осесть и даже въесться в поверхности. Убираться тут никто не будет. А вот убираться отсюда к чертовой матери – как можно скорее да с выполненным заданием. Иначе, чует пятая точка, здесь будет жарко.
Янмей выслушала покорно то, что было сказано координаторами, проследила взглядом за теми, кто решил покинуть беседу. Нас не ждали. Естественно, ведь никто никого не предупреждал о том, что кучка агентов припрется по душу секты. И за незваных гостей готовы были содрать по 250 долларов с каждого участника. С КАЖДОГО. Как альтернатива им была предложена работа в виде помощи местному населению. Или деньги, или паши как конь. Распорядок дня тут был прост завтрак в семь утра, обед в два по звону колокола, перекус разносят около пяти, в семь – ужин. После девяти для всех запрещено выходить из домов. В это время и до трех ночи выставляется стража. Концлагерь наяву, только тут еще вид на пастбище и речка. Курорт строгого режима. Со стражниками лучше не шутить, ведь, по словам старейшин, они не будут церемониться ни с кем: схватят и в сырую темную церковь отведут да на всю ночь запрут. Света тут нет, как и фонариков. Все тут зажигается факелами. Дальше поселения уйти нельзя – стражи уже готовят свои дубинки. В амбар на сеновал так же запрещено. Видимо, место для элиты. В их распоряжении был дом и столовая, а если захочется помолиться и отпустить грехи в церкви – по запросу. На остальном был запрет, как в компьютерных играх: даже если очень хочется пойти в другую локацию, ты не сможешь.  Расклад так себе. Идея Альтаира вместо денег отдаться во благо общине и помогать делом, откупая каждую душонку и тушенку в 250 деревянных, была логичным вариантом. Хотя бы так у них будет возможность походить по территории, может внедриться в секту и прознать, что же такого они тут скрывают. Конечно, были опасения на тему того, как такую новость воспримут местные жители, не сожрут ли в обед под деревом и не утопят ли в речке просто потому, что ты пришел в их дом. С этим вопросом нужно было быть максимально деликатным. И Янмей была согласна с Альтаиром. Если им нельзя выходить за территорию деревни, то в процессе работы можно будет незаметно осмотреться, нежели бы они откупились и вальяжно расхаживали. Как бы за это их быстрее не сгрызли, ведь люди тут вряд ли привыкли видеть бездельников. И кто сказал, что после оплаты с каждого не потребуется какая-то еще сумма за то, что они тут воздухом чужим дышат и занимают дом, который  мог служить местом проживания новых постояльцев (сектантов). Им нужно было найти разрыв и его зашить. Хотите сказать, что территория деревни принципиально «закрыта» для посещения ввиду безопасности местного населения? Если даже и так, то такие меры были предприняты не просто так. Видимо, были случаи. Серьезные случаи появления существа из другого мира, который теперь бродит по лесу в поисках новой жертвы. Хотя, если были такие случаи, почему же монстр не уничтожил деревню? Учитывая, что у аборигенов кроме палок, лопат, вил и мотыг толком из оружия ничего и не было. Что-то тут не чисто. Янмей резко выбралась из своих мыслей и предположений о том, какая же чертовщина тут твориться, чтобы осмотреть вновь своих товарищей. И она не стала отставать, не захотела бездействовать в такой ситуации, ведь чем быстрее они откопают «землянку» для оружия, тем проще будет всем. Поэтому, взяв лопату в руки, медик стала помогать коллегам.
Что же будет завтра?

+1


Вы здесь » ELM AGENCY » Архив миссионных эпизодов » [10.09.2018] Крещение Огнем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно